Аватар пользователя Григорий Пырлик

Украинские венгры. Между двумя столицами

Закон «Об образовании», поджоги Общества венгерской культуры, подозрения в сепаратизме и требования к миссии ОБСЕ. Венгерская тема уже полгода в новостях — одна из центральных. Но громче всего в этом разноголосье слышны дипломаты. Киев и Будапешт регулярно обмениваются заявлениями. Что думают о происходящем сами венгры, живущие в Украине? Сколько их? Действительно ли вынашивают планы отделиться или уехать на историческую родину? И чувствуется ли напряжённость на Закарпатье? Репортаж «МедиаПорта» из Ужгорода и Берегово.

Берегово-Берегсас

— Куди їдете? — спрашивает мужчина, удобно разместившийся на заднем пассажирском сидении автобуса.

Бутылка пива в его руке и долгий путь располагают к беседе. Он оживлённо переговаривается с приятелями. А я вслушиваюсь и пытаюсь разобрать — это ещё украинский или уже венгерский? С таким произношением ответ не очевиден.

— В Берегово.

— В Берегово?

Следует ещё несколько непонятных слов, и всплывает то, которое встречал в «Википедии».

— А, Берегсас.

В центре Берегово

В центре Берегово

Венгерское название города местные власти пытались вернуть в 2010 году и даже провели референдум. Верховная Рада инициативу не поддержала. Но из обихода этот вариант не ушёл. Так называется, например, здешний новостной ресурс. В ленте — как и в жизни: публикации на украинском чередуются с венгроязычными. 

По переписи 2001 года — новейших в Украине не проводили на территории Береговского горсовета живут 26,5 тысяч человек. 48% указали себя как венгры, украинцев оказалось на 10% меньше. Венгерский родным языком назвали 55,9%, украинский  37,3%.

Автовокзал закрыт на ремонт. Вызываем такси до железнодорожного — мой коллега из Германии путешествует с гитарой, нужна камера хранения. На железнодорожном вокзале её тоже нет.

Крепкий мужчина с цепочкой на шее везёт нас на «Мерседесе». По дороге пытаемся прояснить ещё одну загадку.

— Как давно здесь появилось местное время?

Спросив, который час, наши автобусные попутчики сразу отняли один. Официально здесь такое же время, как и в Киеве. Неофициально — среднеевропейское, как в Будапеште. Государственные организации работают по первому, частные обычно открываются и закрываются по второму.

— Не знаю, откуда так пошло. А чего вы удивляетесь — в Москве сколько, один или два часа разницы? Не волнуйтесь. Поезд уедет по украинскому.

Для нашего таксиста Украина — это «они». С нами общается по-русски — говорит, что украинского не учил.

— А зачем?

О себе рассказывает — венгр по национальности, закончил венгерскую школу.

— У нас тут у всех — два паспорта.

Переезжать в Венгрию не планирует.

— Там деньги — двойная цена против наших. Да, платят больше, но и всё дороже.

На перроне людно — вот-вот приедет дизельный поезд. Всё та же украино-венгерская разноголосица. Две пенсионерки переговариваются по-украински.

— Я українка, але можу і по-угорському. Я з угорцями виросла, — отвечает одна из них. — Діти як угорці, з угорськими паспортами поїхали в Європу. Один зараз у Чехії, інший десь у Німеччині. Ні, нема тут ворожості. Всі мирно живемо. Це все хтось вигадав.

Дизельный поезд на вокзале в Берегово

Дизельный поезд на вокзале в Берегово

Дизель не даёт нам договорить. Идём в центр. Моего коллегу все принимают за музыканта.

Одно- и двухэтажные дома крыты черепицей. Вывески на украинском и венгерском здесь — и на частных магазинах, и на госорганизациях: полиция, прокуратура, Центр админуслуг. В 2012 году Берегово и Береговский район огласили венгерский региональным языком — по закону Кивалова-Колесниченко. В конце февраля Конституционный суд закон отменил, но практика осталась. 

Табличка в память о Ленине в Берегово уцелела до сих пор

Табличка в память о Ленине в Берегово уцелела до сих пор

— У цьому будинку 26 січня 1924 р. відбулися траурні збори трудящих м. Берегово в зв’язку з смертю В.І. Леніна, — на недавней с виду, недекоммунизированной табличке, есть и венгерский текст.

Пенсионерка Татьяна в центре улицы переговаривается с соседом. Узнав, что мы журналисты, мужчина срывается почти на крик.

— Так і передайте цим [ругательство] в Києві чи в Дніпропетровську чи куди там ще. Нема тут ніяких конфліктів. Усе спокійно. Живемо дружньо!

Татьяна спокойна и печальна. Возвращается с кладбища — в день нашего разговора её мужу исполнился бы 61 год. Он умер от рака. А в восьмидесятых служил в Афганистане. Мысль, что с дальнего украинского запада кто-то мог отправлять людей в Центральную Азию, на фоне здешнего пейзажа кажется особенно дикой.

С соседом Татьяна согласна. Говорит, что люди тут живут дружно. Сама она без проблем говорит на венгерском, а вражду, полагает женщина, здесь пытается посеять кто-то извне.

У местной жительницы Екатерины — свой ответ на этот вопрос.

— Туристы украинские напряжённость создают. Приезжают на термальные источники (здешняя главная достопримечательность — ред.), идут в магазин и начинают требовать: «А почему вы по-украински не говорите?». Не нужно пытаться везде свои правила устанавливать.

Екатерину мы встретили возле Закарпатского венгерского института имени Ференца ІІ Ракоци, в самом центре города. Университет носит имя предводителя венгерской освободительной войны XVIII века, а находится на улице в честь правителя Венгрии в период революции 1848-1849 годов — Лайоша Кошута. Екатерина в институт привела восьмилетнюю дочь — на бесплатные курсы английского.

У нашей собеседницы — украинские и венгерские корни. Муж — венгр, дочка учится в венгерской школе. Говорит, что украинский девочка тоже знает. Местные часто ездят в Венгрию, тем более что до ближайшего КПП — 20 километров.

— И на термальные источники тоже в Венгрию ездят. Проехать надо километров 30, но там гораздо чище.

С виду Берегово — тихая провинция. Но провокации здесь случаются. В ночь на 16 марта — сразу после государственного венгерского праздника — Дня революции 1848 года — неизвестные разбили лобовые стекла на машинах с венгерскими номерами. Авто с украинскими номерными знаками, стоявшие рядом, не тронули.

«Сейчас полиция исправляет вину»

Здание Общества венгерской культуры Закарпатья находится в центре Ужгорода, на Православной набережной. Меньше, чем в сотне метров — Генеральное консульство Венгрии, по соседству — основные туристические достопримечательности: река Уж, пешеходные улицы Корзо и Волошина, здание филармонии, набережная Независимости, детская железная дорога.

Так выглядит сейчас Общество венгерской культуры Закарпатья

Так выглядит сейчас Общество венгерской культуры Закарпатья

В день нашего приезда здание общества обтянуто синей пленкой, внутри — голые стены, на потолке — подпалины.

В ночь на 27 февраля здесь прогремел взрыв. Как позже выяснила полиция, на подоконник неизвестные установили взрывное устройство.

— Это была террористическая акция, не просто поджог, а подрыв нашего офиса. И повезло просто человеку, которого мы не успели принять на работу охранять объект. Если бы он был внутри помещения, для него было бы смертельно. Повезло, что никто не прошёл в этот момент по дороге. Взрыв был настолько мощным, что дал ударную волну и внутрь помещения, и вовне, на набережную. На расстоянии 300 метров, через реку, в банке сработала сигнализация. 14 минут всё горело, высокая температура, прошло по всем этажам. В подвале, на первом и втором этаже, всё было уничтожено — что не сгорело, то расплавлено. И не только капитальный ремонт нужно провести — очень много и компьютеров, и документов уничтожены, — рассказывает заместитель председателя Общества венгерской культуры Закарпатья Иосиф Борто.

Мы общаемся в его кабинете в здании Закарпатского областного совета. Депутатское удостоверение он получил по спискам «КМКС — Партии венгров Закарпатья». Сейчас он заместитель председателя облсовета. Над его рабочим столом — портрет Шевченко.

Общество венгерской культуры за февраль атаковали дважды. 4 февраля преступники разбили окно и бросили внутрь здания бутылку с зажигательной смесью. В попытке поджога украинская полиция подозревает двух граждан Польши из пророссийской организации «Фаланга» — Томаша Рафала Шимовьяка и Андриана Марглевски. Вскоре их задержала польская полиция.

По теракту 27 февраля в начале марта полиция задержала троих. Это два жителя Кропивницкого и житель Черкасс — как утверждают правоохранители, на машине последнего подрывники ездили в Ужгород. Предполагаемых исполнителей теракта суд арестовал, а владельцу машины полиция вручила повестку с вызовом на допрос. По версии прокуратуры, двое подозреваемых в теракте — участники АТО, которые пошли на преступление из-за денег. Апелляционный суд оставил их под стражей. Предполагаемый организатор — в розыске. По данным полиции, это житель непризнанного Приднестровья, сотрудник так называемого «министерства госбезопасности» псевдореспублики.

— Это провокации, которые Россия устраивает, чтобы раскачать ситуацию. Это не впервые. Много раз они пытались делать. И в прошлом году было несколько акций, достаточно серьёзных. Но в принципе цели они так и не достигли. Это наоборот больше сплотило венгров и украинцев. Хотя официально на уровне Будапешта и Киева есть определённый накал, здесь между украинцами и венграми нет напряжения совсем, — говорит пресс-секретарь Закарпатской облгосадминистрации Ярослав Галас.

Иосиф Борто признаёт: расследование полиция и правда провела оперативно. А вот на предотвращение, по его мнению, не доработала.

Иосиф Борто

Иосиф Борто

— После первой попытки поджога мы официально обратились в правоохранительные органы с просьбой усилить охрану наших объектов. Ведь те, кто пробовал и кому не удалось, почти всегда хотят ещё. Господин Москаль (Геннадий Москаль, глава Закарпатской облгосадминистрации — ред.) лично дал указание начальнику полиции Закарпатской области усилить охрану. Почему-то это не было сделано. Несколько дней было усиление. Затем почему-то они подумали, что всё спокойно, ничего уже не будет. 27 февраля произошло новое нападение. Но сейчас полиция исправляет свою вину, потому что очень большую работу выполнили, я информирован, задержали исполнителей и уже известен заказчик. На сегодняшний день охраняют наши объекты, и даже здание общества, хотя его уже можно не охранять, постоянно под охраной, есть патруль.

Насчёт заказчика Борто более осторожен.

— Я думаю, какую-то связь с Россией можно найти. Но это не моя компетенция. Мы подождём решения суда, надеемся, что их накажут. Потому что, только если накажут за исполнение и заказ действий, можно прекратить. Пока безнаказанно, оно продолжается, — говорит замглавы Облсовета и Общества венгерской культуры.

Наблюдатели ОБСЕ

После теракта 27 февраля министр иностранных дел Венгрии Петер Сийярто потребовал ввести на Закарпатье постоянную миссию ОБСЕ. По мнению дипломата, международные наблюдатели нужны для соблюдения прав венгерского меньшинства. А 10 марта пресс-служба правящей венгерской партии «Фидес» заявила со ссылкой на министра, что ОБСЕ направила миссию в регион. В ОБСЕ тогда ответили, что ситуацию отслеживают, приезжая из Ивано-Франковска.

Ужгородский политолог Дмитрий Тужанский видит на уровне Будапешта передёргивание понятий.

— Венгрия требовала миссию ещё в декабре. Миссия ОБСЕ для них была частью рычагов международного влияния на Украину после закона «Об образовании». Тогда Сийярто объяснял, что не видит проблем отправить наблюдателей в Закарпатье, потому что специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине уже есть — она действует по всей Украине, сосредоточена на Донбассе. У неё есть офис в Ивано-Франковске. Сийярто говорил тогда очень чётко, что нет проблем отправить, потому что мандат позволяет приехать в Закарпатье. Он не говорил о какой-то специальной миссии, постоянном присутствии. Тогда он ещё более-менее профессионально говорил о присутствии ОБСЕ на Закарпатье. Но вот после атак на офис КМКС венгерский министр начал требовать миссии, а когда несколько патрулей приехали на Закарпатье, то Сийярто очень расплывчато начал говорить о миссии ОБСЕ, мол мы её всё же добились, миссия уже там, будет постоянное присутствие, хотя ни о каком постоянном присутствии речи не идёт. Патрули ОБСЕ сюда регулярно приезжают. Просто их стало больше. 

Общество венгерской культуры Закарпатья изначально выступило за специальную миссию в Закарпатье и даже разослало в СМИ отдельное заявление.

— ОВКЗ приветствует предложение ОБСЕ о создании на Закарпатье специальной мониторинговой миссии, поскольку, учитывая события, которые произошли в области в последнее время, это крайне необходимая инициатива, — говорилось в документе.

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин раскритиковал заявления официального Будапешта.

— Я считаю, что венгерская сторона и содержательно, и, если хотите, по форме и атмосферой своих заявлений уже вплотную приблизилась к красной линии. Поскольку так с партнёрами в принципе не разговаривают. То, что делает сейчас Венгрия — это сознательная политическая манипуляция или откровенное искажение реальности. Ну какая миссия ОБСЕ в Закарпатье? Там что, опасно? Смешно, когда венгерское консульство говорит, что опасно ехать в Закарпатье. Второе нападение на помещение венгерского сообщества организовала ФСБ. Организатор этой группы пришел из Приднестровья и ушёл в Приднестровье. И я не исключаю, что Россия попытается еще что-то сделать. Какая миссия нам нужна? Миссия борьбы с ФСБ? И при чем здесь ОБСЕ? — сказал министр в интервью украинской службе «Би-би-си»

Сейчас замглавы Общества венгерской культуры об ОБСЕ говорит уклончиво.

— Почему тогда Украина не откажется от миссии? Что, мы должны сказать — вы нам не нужны, едьте отсюда. Или это должна сделать украинская власть? Наблюдатели могут содействовать, мониторить ту ситуацию, которая есть сейчас. Украина стремится в Европу – понятно, что с европейскими институциями мы должны быть в добрых отношениях, — говорит Иосиф Борто.

«Мы за интеграцию, против ассимиляции». Школы

— Сколько ни пытались рассорить украинцев и венгров представители спецслужб, это не удавалось, а вот официальному Будапешту и Киеву удалось поссориться благодаря этому закону, — говорит пресс-секретарь Закарпатской облгосадминистрации Ярослав Галас.

Закон «Об образовании» парламент принял в начале сентября, и уже полгода политики Венгрии и Украины ведут о нем споры.

«Государство гарантирует каждому гражданину Украины право на получение формального образования на всех уровнях (дошкольного, общего среднего, профессионального (профессионально-технического), профессионального перед высшим и высшего), а также внешкольного и последипломного образования на государственном языке в государственных и коммунальных учебных заведениях.

Лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам Украины, гарантируется право на обучение в коммунальных учебных заведениях для получения дошкольного и начального образования, наряду с государственным языком, на языке соответствующего национального меньшинства. Это право реализуется путем создания в соответствии с законодательством отдельных классов (групп) с обучением на языке соответствующего национального меньшинства наряду с государственным языком и не распространяется на классы (группы) с обучением на украинском языке», — этот фрагмент седьмой, «языковой» статьи закона стал основным камнем преткновения.

Закарпатские венгры боятся, что школы с обучением на языке национальных меньшинств должны будут прекратить существование, останутся только классы. Сейчас 118 из 667 школ региона, то есть почти каждая пятая, работают на языке нацменьшинств. Из них 99 — на венгерском, 12 — на румынском, 6 на русском и одна на словацком.

Чему учат детей в венгерских школах, и знают ли там украинский? 

Перед входом в Ужгородскую венгроязычную гимназию — государственные флаги Украины и Венгрии, в фойе — гимны и государственные символы двух стран. Здесь гордятся, что совмещают венгерские и украинские традиции. Например, выпускникам по венгерской традиции дают специальную сумку «для путешествия в Жизнь». В ней кусочек солёного теста (венгерское название — «погач»), несколько копеек и ценный совет. 

Традиционные венгерские сумки, которые дают выпускникам

Традиционные венгерские сумки, которые дают выпускникам

Проводят здесь и конкурс на лучшую писанку, и традиционные Шевченковские дни.

Здесь учатся дети с 1-го по 11-й класс. На украинском преподают украинский язык, украинскую литературу, физкультуру и предмет «Защита Отечества». Сейчас здесь 246 учеников.

— На следующий год у нас 45 заявлений в первый класс. Всех не сможем принять. 15-ти детям придется отказать. Много детей из семей украинцев. Это зависит от года — и 20%, и 50% желающих поступить. Очень много из смешанных семей, — рассказывает замдиректора школы по воспитательной работе Ева Борисова.

Внешнее независимое оценивание по истории Украины, математике, биологии, географии, физике и химии дети сдают на венгерском. На украинском остаются украинский язык и литература. Трудностей с государственным языком, по словам руководства школы, у ребят нет.

— Дети общаются на украинском языке в городе, во внешкольных учебных заведениях, могут реализовать себя. Нам несколько проще, мы работаем в городе, детям есть, где общаться, где проявить свои знания украинского языка. ВНО почти все сдают — не на высоком уровне, но сдают все. А на уровне бытового общения они все владеют украинским. Если им нужно пойти в магазин, в город, решить свои дела, на таком уровне дети владеют языком. У нас в городе нет проблем, — утверждает Ева Борисова.

В рейтинге школ города на основе ВНО за 2017 год, по версии портала «Освіта.UA» школа на 12-м месте из 20-ти. В рейтинге школ по результатам  ВНО по украинскому языку среди 200 лучших школ страны — ни одной ужгородской. Зато есть три из Закарпатской области. 

Ученица выпускного класса Камила Милеант разговаривает со мной на чистом украинском. Но признаёт, что владение государственным школа обеспечивает «может, на не очень достаточном уровне». Украинский здесь учат так, чтобы дети могли общаться, объясняет она.

Камила собирается поступать в Венгрию по специальности «пищевые технологии». Внешнее тестирование сдавать планирует. И уже волнуется.

— И украинскому ребенку сложно сдавать внешнее тестирование, а нам и подавно. Но, надеюсь, сдадим. Некоторые ходят к репетиторам.

Закон «Об образовании» в школе встретили «с возмущением и неприятным удивлением», говорит Борисова.  

— Украина больше 10 лет стремится в Европу. И очень много было шагов, чтобы обеспечить нацменьшинствам право обучаться на родном языке. Теперь закон забирает наши права. Очень большой шаг назад. И документы, которые внедряет министерство образования... Министр образования написала письмо, в котором обязывает обслуживающий персонал в учебных заведениях общаться между собой на государственном языке. Извините, это уже… Какая разница, на каком языке будет общаться уборщица или дворник?! Такое ощущение, что мы возвращаемся в сталинские времена, даже хуже!

— Каждая акция вызывает реакцию. Я как венгерский филолог требую от детей говорить в коридорах на венгерском, Ева Борисова как украинский филолог требует говорить на украинском — дети между собой говорят на русском. Нашли золотую середину, — рассказывает о «языковом вопросе» директор школы Пейтер Ковач.

При этом руководители венгерской диаспоры не отрицают, что проблема со знанием украинского в общине есть. В некоторых селах, где венгров 90%, дети могут вообще не понимать государственный язык.

— Мы предлагаем изменить методику обучения в школах с венгерским, румынским, другими языками обучения. С методикой преподавания украинского как родного языка венгерский ребёнок не будет осваивать украинский на нужном уровне. Мы предлагаем изучать украинский язык как второй иностранный. Есть своя методика. И сейчас идёт навстречу Министерство образования и науки — госпожа Гриневич (министр образования Лилия Гриневич — ред.) говорит, что готовы менять методику. Но у нас нет квалифицированных кадров, которые совершенно владеют украинским языком, желательно, чтобы владели венгерским языком, но и совершенно владеют методикой преподавания украинского языка как второго иностранного. Нужно, чтобы педагоги прошли переквалификацию. Третий шаг — разработать со специалистами Минобразования и педагогами программу обучения украинскому языку с первого по 11-й класс. А в соответствии с программой нужно написать учебники, интересные для детей. А тогда нужны словари — сколько лет в Украине нет словаря украинско-венгерского. Как без словаря учить язык? — спрашивает Иосиф Борто.

Закон «Об образовании» здесь критикуют даже представители пропрезидентской партии. Глава Общества венгерской культуры Закарпатья, депутат Верховной Рады от «Блока Петра Порошенко» Василий Брензович во время голосования нажал красную кнопку, хотя подавляющее большинство фракции было «за». Пресс-секретарь Закарпатской ОГА Ярослав Галас тоже недоволен.

— Если бы перед принятием закона делались консультации на местах, хотя бы посоветовались с тем же Москалём, который возглавлял в своё время Госкомитет по национальностям и миграции, ориентируется в тонкостях сожительства представителей разных национальностей, этого можно было бы избежать. Увы, сейчас все идет постфактум, — рассуждает он.

Министр образования Лилия Гриневич выступает за то, чтобы оставить детям возможность изучать и родной язык, и предметы на нём. Только не в полном объеме.

— Какая сегодня ситуация? Все абсолютно предметы изучаются на языке меньшинства в значительной части таких школ. В частности, венгерских. И как результат — невозможно хорошо владеть государственным языком, если ты его изучаешь как язык, не употребляя его терминологию в различных отраслях, — говорила министр в интервью ТСН

По словам Гриневич, 55% выпускников школ с румынским языком обучения и более 60% выпускников венгроязычных школ не могут сдать экзамен по украинскому языку.

— По результатам ВНО 2016 года в Береговском районе на Закарпатье 75% выпускников не сдали тестирование по украинскому. Это перекрывает им доступ к обучению в университете и профессиональной самореализации в Украине. 

Политолог Дмитрий Тужанский обращает внимание на норму в законе, которая может дать венгерским школам сохраниться даже в нынешнем виде. Он призывает дочитать седьмую статью до конца.

— После 5 класса в средней школе один или несколько предметов могут преподаваться на английском или языках Европейского союза. Венгерский — язык Европейского союза. Один или несколько — это может быть один, пять, десять, двадцать, тридцать, сорок. Могут быть и все предметы. На самом деле, седьмая статья закладывает люфт, чтобы даже оставить все, как было. Но уже вопрос, насколько в интересах Украины и венгерской общины Закарпатья оставлять всё как есть.

Ужгород

Ужгород

Руководство Ужгородской венгроязычной гимназии хочет большей определенности.

— Очень скользкая формулировка. Будет всё зависеть от того, кто нами руководит. Один чиновник скажет: 10-15 предметов — это несколько. А другой скажет: 2-3 — это несколько. И очень часто запросы противоречат друг другу, — говорит замдиректора Ева Борисова.

Компромисс, на который согласны и Минобразования, и руководство Общества венгерской культуры — отстрочить языковую статью до 2023 года. Законопроект об этом уже зарегистрирован в Верховной Раде.

— Венгры Закарпатья — во-первых, законопослушные, во-вторых, мы не против интеграции. Мы осознаем, что, если мы хотим тут жить, быть конкурентоспособными на рынке труда — нужно знать государственный язык. Интеграция в общество — это наша цель. Но мы не хотим ассимилироваться. Мы хотим оставаться венграми, сохранить идентичность, язык, традиции. Это нормальное явление. Территория, где сейчас Закарпатская область, 1000 лет была в составе Венгрии и Австро-Венгрии. Украинцы, которые тут проживают, а это 80% населения, сохранили свою национальность, язык и традиции. Честь им и хвала за это. Мы тоже так хотим, — говорит Иосиф Борто.

А пока окончательное решение о законе не принято, Ужгородская венгроязычная гимназия получает бонусы от двух государств. Украина для коммунальной школы оплачивает зарплату сотрудникам и коммунальные услуги, учебники. А со стороны Венгрии поступают деньги на ремонт и на технику — в классах установили проекторы.

«Сепаратизм» и «автономия»

В начале марта очередной всплеск дипломатических баталий вызвало интервью посла Венгрии в Украине Эрно Кешкеня. В беседе с корреспондентом «Українських новин» дипломат заявил, что в автономии венгров в Украине, по его мнению, ничего плохого нет. И даже привел исторический аргумент.

— Между прочим, хотел бы обратить Ваше внимание на то, что в декабре 1991 года, когда проходило голосование о независимости Украины, одновременно прошло голосование об автономии Закарпатья и автономии Береговского района. Большинство в стране поддержало независимость. Тогда же 78% жителей Закарпатья поддержали автономию для области, а 82% — для Береговского района. И до сих пор не получили ничего.

Замминистра иностранных дел Украины Елена Зеркаль обвинила венгерского посла в превышении дипломатических полномочий. А пресс-секретарь обладминистрации Ярослав Галас в интервью нам разъяснил заявление Эрно Кешкеня.

— Там была ссылка на референдум, но на референдуме не ставился вопрос об автономии Закарпатья. Это был вопрос о специальной самоуправляемой единице, я сам участвовал студентом, помню, как это было. И никаким образом там не ставилась никакая отделённость или автономность для Береговского района. Посол или не владеет ситуацией, или намеренно [манипулирует].

На местном референдуме 1 декабря 1991 года на Закарпатье ставился вопрос: «Желаете ли Вы, чтобы Закарпатье получило статус самоуправляющейся территории как субъекта в составе независимой Украины и не входило в любые другие административно-территориальные образования?». 78% проголосовавших на этот вопрос ответили утвердительно.

— Это был типичный эвфемизм. Его специально подобрали, чтобы прийти к компромиссу. На Закарпатье тогда был довольно высокий политический запрос на автономизацию. Но слово «автономия» боялись использовать. Плюс давил Киев. И тогда придумали слово «самоуправляемость». И с тех пор этим словом и тем референдумом до сих пор манипулируют — в первую очередь, силы, играющие на сепаратизм и автономизацию. Например, венгерские партии в 2015 году на местных выборах шли под лозунгом «За самоуправляющееся Закарпатье». Сложно выяснить, чем то, что предусматривал референдум, отличалось от того, что есть сейчас. Потому самоуправляемость — это не юридический термин. Каждый это понимает по-своему, — объясняет Дмитрий Тужанский.

Пресс-секретарь Закарпатской облгосадминистрации Ярослав Галас в идею именно венгерской автономии в регионе не верит. И на это, уверен он, никто не пойдёт. 

Виды Ужгорода

Виды Ужгорода

— Со стороны представителей венгерской общины в предыдущие годы были стремления создать так называемый Притисянский район. Речь шла об обычном административном районе — у нас 13 районов есть в области — они хотели поменять границы и сделать таким образом район, обычную территориальную единицу, в которой абсолютное большинство было бы венгерским. Хотели охватить села Береговского, Виноградовского, частично Хустского районов. Но эти попытки не были восприняты, и это логично, потому что территориальное устройство нельзя делать на основе национального состава. Это было бы неправильным, нецелесообразным. Это было бы рецидивом, чтобы создавать, например, в Черновицкой области румынские районы, или здесь словацкий или польский. Это затихло лет семь назад.

По данным переписи 2001 года, в Закарпатской области было 150 тысяч венгров, или 12% населения. Венгерские паспорта, говорит Галас, есть у 100 тысяч. Мысли о том, что раздача паспортов — это часть аналогичного с российским сценария по отделению территории от Украины, чиновник называет «дурью».

— Об этом пишут центральные СМИ, которые не понимают специфику Закарпатья. Полная дурь. Со стороны Венгрии — как это реализовать? Это маленькая страна. Член Евросоюза, член НАТО. Нельзя сравнивать Венгрию, даже армия у неё очень маленькая, если сравнивать с Россией. Часто сравнивают, что, как Россия сделала с Донбассом и Крымом, так же может и здесь. Это абсолютно несоразмерные вещи, очень распространённая ошибка, в том числе со стороны политиков: или просто делают громкие заявления, чтобы обратить на себя внимание, или просто не владеют ситуацией.

Дмитрий Тужанский полагает, что цели нынешнего венгерского руководства несколько иные.

— Я думаю, что мечты, мысли у кого-то есть. Но это вообще нереалистично. И это не является частью венгерской политики. У Венгрии был Трианонский договор — после Первой мировой войны Венгрия как часть Австро-Венгерской империи потеряла ⅔ своих земель. И Трианон для них — национальная трагедия. 4 июня они собираются, обсуждают последствия. И одна из сегодняшних мыслей венгерской власти — объединить венгерскую нацию. Они прямо говорят: мы понимаем, что в сегодняшних реалиях объединить Венгрию, как она была, мы не можем. И не собираемся — украинцы, румыны, не переживайте. Но политически никто нам не в праве запретить. Эмоционально, культурно — даже если вы захотите запретить, мы будем протестовать. И часть этого объединения — защита заграничных венгров, раздача паспортов, дотации, бесплатное изучение венгерского языка.

Для нынешнего накала, полагает Галас, есть ещё и внутривенгерские причины. 8 апреля в стране — парламентские выборы, и тему прав венгров за рубежом используют различные партии. Сейчас Венгрия угрожает заблокировать встречу глав министерств обороны НАТО и Украины, намеченную на апрель. После голосования, надеется Галас, всё пойдет на спад.

Общая история венгров и украинцев на Закарпатье — это тысяча лет. И, как убеждали нас собеседники, за это время люди научились ладить друг с другом. Здесь много смешанных семей. Можно добавить, что теперь на два народа есть и общая боль. В войне на Донбассе погибли по крайней мере четверо венгров из Закарпатья. Двое из них — из Берегово-Берегсаса.

Читайте такжеУкраїнські фронтири. Угорщина

Тема

Орфографическая ошибка в тексте:
Чтобы сообщить об ошибке автору, нажмите кнопку "Отправить сообщение об ошибке". Вы также можете отправить свой комментарий.